Приложение 4

 

РУССКИЙ ЯЗЫК НА УРОКАХ МАТЕМАТИКИ

Забота о чистоте, правильности, выразительности речи учащихся всегда была общим делом школьных учителей всех предметов. Традиционно народный учитель в России — носитель высокой культуры, образцовой родной речи: перефразируя известное выражение, можно сказать, что учитель в России — всегда больше, чем учитель.

И именно учителя — начиная с первой учительницы, встретившей ребят на пороге школы, — на протяжении всех школьных лет оказывают определяющее влияние на речевую культуру детей.

В этом общей работе у учителей математики особая роль, особая ответственность. Прежде всего, потому, что учитель математики чаще многих других встречается с детьми и на уроках, и после уроков, беседует с родителями, он почти всегда — классный руководитель, и он (особенно для младших детей) часто становится образцом для подражания — ученики непроизвольно копируют речь, манеры, приемы работы своего учителя. Предопределено такое положение тем, что математика для детей ~ предмет наиболее трудоемкий, требующий высокого умственного напряжения, и носитель этих знаний — учитель — воспринимается как наиболее умный и осведомленный из всех окружающих.

Большинство учителей математики постоянно следят за правильностью и точностью речи учащихся — верным употреблением терминов, склонением числительных, логичностью и доказательностью рассуждений и т. п. Многие рекомендуют детям вести словарики — записывать в них новые термины, объяснять смысл пройденных понятий, запоминая одновременно правописание трудных слов. Учителя стараются на уроках давать детям образцы чтения математических предложений, прививают нормы культурного речевого общения.

Однако в речи учителей иногда возникают отклонения от литературных норм. Прежде всего, это связано с тем, что, как и у других профессиональных групп, в учительской среде складывается свой сленг и он передается от поколения к поколению преподавателей. Кроме того, отклонения от нормативной речи (в том числе орфоэпические ошибки) часто возникают под влиянием окружающей языковой среды — местных диалектов, бытовой речи. Сказывается и недостаточная разработанность речевых нормативов в школьных учебниках математики, в справочной литературе по русскому языку.

Первые шаги в оказании целенаправленной помощи учителю и учащимся в освоении грамотной математической речи предприняты в учебниках математики для 5 и 6 классов авторов Н. Я. Виленкина и др. (издания с 1990г.), где введен постоянный раздел «Говори правильно». Но этих материалов явно недостаточно: проблемы с верным чтением выражений, употреблением терминов, постановкой ударений и т. д. возникают и в следующих параллелях.

Продолжение и усиление этой работы помогут осуществить вышедшие в двухтысячных годах пособия [12], [13], [14] — сборники математических диктантов для 4-6 классов.

 

 

Сели – записáли

Кто из учителей, начиная урок, хотя бы изредка не произносил:

– Здравствуйте. Сели, открыли тетради, записали новую тему.

Такие штампы – с заменой повелительного наклонения («сядьте», «откройте», «запишите» и т. д.) прошедшим временем изъявительного – сложились во многих школах, используются начиная с первого класса.

Объяснить использование форм изъявительного наклонения можно, видимо, стремлением (часто – неосознанным) к сопричастности, содействию с ребенком, налаживанию психологического контакта (МЫ записали, МЫ – вместе – начертили и т. д.). Эти высказывания сродни известному докторскому «что У НАС болит?» Кроме того, часто образовывать форму повелительного наклонения труднее, и здесь у говорящего появляется боязнь ошибиться.

И все же эта замена повелительного наклонения изъявительным грамматически совершенно невозможна, это — серьезная речевая ошибка.

Давайте будем говорить верно:   

• – Сядьте. Запишите тему урока.  Начертите треугольник и т. д.

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ.

1. Образуйте форму повелительного наклонения единственного и множественного числа и отрицания от глаголов: махать, молоть, играть, смотреть, закончить, вытащить, ехать, упростить, сформулировать. положить.

2. Как прочитать дробь — «три седьмые» или «три седьмых»?

3. Есть ли неправильности в следующих предложениях:

«У нашей трапеции меньшее основание – отрезочек АВ, равный один сантиметр».

«Два икса равно тридцать восемь, следовательно, икс равно девятнадцать».

 

Отрезочек – уголочек

С первых дней пребывании в школе – и даже еще раньше, уже в детском саду — дети постоянно слышат сюсюканье «нежных» воспитателей, учителей: «откройте книжечки», «соберите тетрадочки», «возьмите цветные карандашики», «начертите квадратики и кружочки», «съешь яблочко» и т. д. и т. п. Постоянное и неоправданное использование таких форм существительных (с суффиксами — ик-, — ек-, — очк-, — к) не только неправильно с точки зрения литературных норм языка, но и все время «возвращает» детей (психологически и эмоционально) к младшей возрастной группе (напоминает, что они еще маленькие), а часто и закрепляется в речи самих детей на многие годы (смешно слышать, как уже вполне взрослые девушки и юноши продолжают говорить «кашка», «кусочек колбаски», «вкусная котлетка», «закрой окошечко» и т. п.).

Но если указанные формы существительных хотя бы существуют в языке, и плохо — неумеренное и неуместное их использование, то использование уменьшительно-ласкательных форм в математической (и вообще – естественно-научной) речи совершенно недопустимо. Однако на уроках часто можно услышать, как и учитель, и дети небольшой отрезок называют «отрезочек», меньший из нескольких углов – «уголок» или «уголочек», ребро многогранника – «ребрышко», масштабную линейку – «линеечка», чертежный треугольник – «треугольничек, а «под хорошее настроение» – появляются и «интегральчик», и «уравненьице». Следует помнить:

В РУССКОМ ЯЗЫКЕ У ТЕРМИНОВ НЕТ УМЕНЬШИТЕЛЬНО-ЛАСКАТЕЛЬНОЙ ФОРМЫ!

(При этом надо иметь в виду, что в некоторых случаях существительные с суффиксами — ик-, — ек-, — очк-, — к потеряли уменьшительно-ласкательное значение или имеют другой смысл. Поэтому вполне допустимо говорить: «Тетрадь в клеточку», «записать в строчку», «с новой строчки», «записать в столбик» и т. п.).

ПРОВЕРЬТЕ   СЕБЯ

1. Как нужно поставить ударение в словах: баловство, не балуйся, разбаловались, балуются.

2. Ученик прочитал неравенство 187 < х< 205 так:
«Икс больше сто восемьдесят семи, но меньше двести пяти». Поправьте его.

3. Найдите речевые ошибки в предложении: «Пшеницей засеяно больше пятьсот га, и урожай составил между двенадцать и пятнадцать центнеров с одного га».

 

Икс равен – икс равно

Многочисленные отклонения от литературной нормы в школьной практике встречаются при чтении выражений с переменными и названий функций. Можно услышать, например: «а равен двум», «икс равно восьми», «синус икс равно половине», «логарифм два икс минус пять по основанию три равно единице» и т. п. Сегодня остановимся на правилах чтения буквенных выражений.

В русском языке названия латинских букв х, у, zмужского рода, остальных латинских букв — среднего рода. Надо читать: «а равно трем», «цэ равно минус пяти», но «икс равен тремстам», «игрек равен ста» и т. д.

При чтении выражений названия букв по падежам не изменяются:

3у — «три игрек», а не «три игрека»; 5х — «пять икс», а не «пять иксов».

Если модуль коэффициента отличен от 1;0,1; 0,01 и т. д., то выражение читают во множественном числе:                                                3х = 120 – «три икс равны ста двадцати»;

0,8 у = –2,4 — «ноль целых восемь десятых игрек равны минус двум целым четырем десятым».

Названия всех греческих букв в математике принято читать в среднем роде, и они, как и названия латинских букв, не изменяются по падежам:

«альфа равно тридцати градусам»; «два гамма равны ста восьмидесяти градусам».

(Заметим, что в русском языке названия ряда греческих букв – женского рода и склоняемые. Например, вспомним выражение «от альфы до омеги». Но требования точности и однозначности понимания в профессиональной научной речи заставляют отходить от этих общих норм языка.)

Ударение в названиях всех греческих букв, кроме o и w, – на первом слоге (áльфа, дéльта, лáмбда и т. д.). Исключением являются названия: буквы ω – «омéга», так как оно произошло от выражения «о mega» («о большое», т. е. долгое), и буквы о – «омикрóн» (буквально означает «о малое», т. е. краткое).

ПРОВЕРЬТЕ   СЕБЯ.

1. Прочитайте предложения: 7р = 28; 4х > 12; r = 7,9; 3b – 150.

2. Просклоняйте числительные: сто, триста, восемьдесят семь.

 

   НАШ ТРЕУГОЛЬНИК…       НАШИ РЕБРА…

 

Очень часто (особенно — на уроках геометрии) можно услышать и от учителя, и от учеников такие, например, высказывания: «НАША ПРЯМАЯ делит плоскость на две полуплоскости»,  «Углы НАШЕГО равностороннего треугольника равны 60°«, «НАШ ЛУЧ делит угол на два равных угла» и, не замечая комизм фраз, в старших классах продолжают: «НАШИ ФИГУРЫ симметричны и имеют форму квадратов», «НАШИ РЕБРА взаимно перпендикулярны», «НАШЕ ТЕЛО имеет форму цилиндра» и т. п.

Школьный жаргон живуч — эти «накатанные» словосочетания передаются следующим поколениям, попадают даже в некоторые школьные учебники. И мы уже перестаем задумываться: почему сказали, что у НАШЕГО равностороннего треугольника такие углы — они ведь и у любого другого — «не нашего» — тоже по 60°! Что это за «наша прямая», «наш угол» и т. д.? (Может быть — здесь сказывается НАШЕ неосознанное стремление к приобретательству?)

Безусловно приведенные примеры — это примеры словесного мусора, которого, к сожалению, немало в нашей профессиональной речи. Давайте, дорогие коллеги, постараемся избавляться от ненужных «довесков» в предложениях, неоправданных замен слов, якобы «упрощающих» высказывания учеников.

 Будем говорить: «Все углы равностороннего треугольника равны 60°», «ПОСТРОЕННЫЙ луч — биссектриса угла», «ДАННЫЕ отрезки параллельны», «Ребра КУБА (а не «наши»!) взаимно перпендикулярны», «РАССМАТРИВАЕМЫЙ четырехугольник — параллелограмм» и т. п.

 

 

ОДИН или ЕДИНИЦА?

 

Часто у учителей математики возникают вопросы, споры —  как правильно прочитать такое, например, выражение  1 – 0,5:

— от одного отнять ноль целых пять десятых или

— от единицы  отнять ноль целых пять десятых (вариант — из единицы вычесть…)?

Название «один»  для первого натурального числа часто используетсяв начальныхклассах, встречается в названиях чисел. Вспомним: «к одному прибавить три», «от пяти отнять один», «трижды один», «пятьдесят один», »одна целая две десятых» и т. д. Происхождение такого названия понятно — оно связано со счетом предметов: один гриб, два гриба… Этим объясняется и сравнительно бóльшее распространение термина «один» именно в начальной школе — в период освоения понятия числа на базе счета различных предметов, первого знакомства со свойствами ряда натуральных чисел.

В различных математических предложениях чаще используется название единица. Вспомним: «тригонометрическая единица», «единичная окружность», «логарифм единицы» и т. д. Математическая энциклопедия также для первого натурального числа дает только название «единица».

Таким образом, при чтении математических выражений основным является термин единица. Термин же один используется при счете и в названиях чисел, Следует говорить: «один карандаш»,  «одна целая одна десятая» но «из единицы вычесть ноль целых две десятых», «синус единицы», «единичный отрезок».

 

СТАМИ?   СТА?   СТАМЬЮ?

 

Нет, видимо, в русском языке темы, вызывающей бóльшие трудности, чем тема «Числительные». Редко можно услышать — даже от дикторов радио и телевидения — верно прочитанное многозначное число в косвенном падеже. Неверным чтением  выражений с числами грешат иногда и учителя математики.

Такое положение объяснимо: в бытовой речи очень редко склоняют числительные, в начальных классах используются разные «хитрости», позволяющие обходить трудности (например: добавляется слово «число»- «число сто двадцать шесть больше числа сто пятнадцать»; «к тридцати двум прибавляем двадцать восемь и получаем шестьдесят»- вместо «сумма тридцати двух и двадцати восьми равна шестидесяти»; «двадцать три больше, чем пятнадцать» — вместо «двадцать три больше пятнадцати» и т. п.). Таким образом, дети и не слышат образцового чтения числительных от взрослых, и не накапливают собственный речевой опыт.

Неудивительно поэтому, что даже  большинство десятиклассников (в одном вполне благополучном классе, где пришлось работать автору), получив задание просклонять числительное «сто», предлагали в родительном падеже вариант «стам», в творительном —  «стами», а один юноша придумал даже вариант «стамью».

К сожалению, на уроках русского языка (тема «Числительные» изучается в 6 классе на полутора десятках занятий) совершенно недостаточно упражнений, времени для освоения темы. И реальную практику в грамотном чтении числительных школьники могут получить только на уроках физики, химии, географии, истории, но в первую очередь, конечно, на уроках математики. Поэтому задача обучения школьников полноценной речи — задача, которую должны решать все учителя: у детей в настоящее время практически нет в их окружении других источников для овладения грамотной речью.

Между тем, правила склонения числительных не так сложны и непостижимы, как может показаться.

Остановимся сначала на правилах склонения количественных числительных.

Легко просклонять первое количественное числительное «один»- это, пожалуй, наиболее употребительное (в том числе и в бытовой речи) числительное:

1

И. один

Р. одного

Д. одному

В. одного или один (т. е. как И. или Р.)

Т. одним

П. об одном

 

 

 

 

 

 

Следующие количественные числительные по типу склонения делятся на несколько групп, в каждой из которых падежные формы числительных похожи.

 

 

Первая группа — числительные  2-4:

И. три,    четыре

Р. трех,   четырех

Д. трем,  четырем

В.(как И. или Р.)

Т. тремя, четырьмя

П. о трех, о четырех

 

 

 

 

 

 

 

 

И. восемь,    семнадцать,     тридцать

Р. восьми,    семнадцати,      тридцати

Д. восьми,    семнадцати,     тридцати (т. е. как Р.)

В. как И.

Т. восемью,   семнадцатью,  тридцатью

П. о восьми, о семнадцати, о тридцати

В следующую группу входят числительные  от пяти до двадцати и тридцать:     5-20, 30 

 

Наиболее трудной для освоения детьми является группа числительных от пятидесяти до восьмидесяти. Отметим, что для числительного восемьдесят существуют две формы творительного падежа — полная и краткая: восемьюдесятью и восьмьюдесятью (второй вариант нам представляется предпочтительным).

И. шестьдесят,       семьдесят,         восемьдесят

Р. шестидесяти,      семидесяти,       восьмидесяти

Д. шестидесяти,     семидесяти,       восьмидесяти

В. как И.

Т. шестьюдесятью, семьюдесятью,  восьмьюдесятью

П. о шестидесяти,  о семидесяти,    о восьмидесяти

50-80:

 

Также довольно трудна группа, состоящая из трех числительных — сорок, девяносто и сто.  

40, 90, 100:

И. сорок,      девяносто,   сто

Р. сорока,     девяноста,   ста

Д. сорока,     девяноста,   ста

В. сорок,       девяносто,   сто

Т. сорока,     девяноста,   ста

П. о сорока, о девяноста, о ста

 

 

 

 

 

 

 

Для более успешного  запоминания правил полезно обратить внимание на совпадение в некоторых падежах форм числительных. Так, для числительных 5-20, 30, 50-80 совпадают формы именительного с винительным, родительного с дательным и предложным падежами. Для числительных же 40, 90, 100 и того проще — всего две формы: в именительном и винительном падежах — одна (сорок, сто), а во всех остальных — вторая (сорока, ста).

И. двести,           триста,         шестьсот,       восемьсот,         девятьсот

Р. двухсот,          трехсот,       шестисот,      восьмисот,         девятисот

Д. двумстам,      тремстам,    шестистам,    восьмистам,      девятистам

В. как И.

Т. двумястами, тремястами, шестьюстами, восьмьюстами, девятьюстами

П. о двухстах,  о трехстах,  о шестистах,   о восьмистах,   о девятистах

Следующая группа объединяет числительные от двухсот до девятисот.

200-900:

 

 

Числительные тысяча, миллион и миллиард просклоняем в форме единственного и в форме множественного числа, как эти числительные входят в названия многозначных чисел.

 

 

единств. число

множ. число

единств. число

множ. число

единств. число

множ. число

И.

тысяча

тысячи

миллион

миллионы

миллиард

миллиарды

Р.

тысячи

тысяч

миллиона

миллионов

миллиарда

миллиардов

Д.

тысяче

тысячам

миллиону

миллионам

миллиарду

миллиардам

В.

тысячу

тысячи

миллион

миллионы

миллиард

миллиарды

Т.

тысячей*

тысячами

миллионом

миллионами

миллиардом

миллиардами

П

о тысяче

о тысячах

о миллионе

о миллионах

о миллиарде

о миллиардах

 *В литературной речи существует также форма творительного падежа тысячью.

 

 

Равно ШЕСТЬСОТ ПЯТИДЕСЯТИ ВОСЬМИ или ШЕСТИСТАМ ПЯТИДЕСЯТИ ВОСЬМИ?

 

Наибольшее число ошибок и искажений в речи встречается при чтении составных количественных числительных. Страшно и неудобно бывает выслушивать результаты «борьбы» с падежами числительных в выступлениях некоторых общественных деятелей, военачальников и даже журналистов и дикторов радио и телевидения:

-«Внесли больше семьсот  тридцати тонн удобрений…»  «Жилищные условия улучшили двести сорок восьми офицерам…» «Москва готовится к восемьсотпятидесятилетию…»«Бюджет дополнили шестьсот пятьдесят тремя миллиардов рублями…» 

Подобные фразы можно услышать ежедневно и по многу раз от разных «ораторов» (живем в век «прямого эфира»!). И это малограмотное косноязычное бормотанье — составляющая языковой среды, в которой подрастают, усваивая и «образцы» такого сорта, наши ученики!

Чтобы выяснить, как же правильно следует изменять по падежам составные количественные числительные, сравним, как склоняются отдельные количественные числительные и составное числительное:

            16000                                  800                            40                     9

И.

шестнадцать тысяч

восемьсот

сорок

девять

Р.

шестнадцати тысяч

восьмисот

сорока

девяти

Д.

шестнадцати тысячам

восьмистам

сорока

девяти

В.

шестнадцать тысяч

восемьсот

сорок

девять

Т.

шестнадцатью тысячами

восьмьюстами

сорока

девятью

П.

о шестнадцати тысячах

о восьмистах

о сорока

о девяти

 

16849

И.

шестнадцать тысяч восемьсот сорок девять

Р.

шестнадцати тысяч восьмисот сорока девяти

Д.

шестнадцати тысячам восьмистам сорока девяти

В.

шестнадцать тысяч восемьсот сорок девять

Т.

шестнадцатью тысячами восьмьюстами сорока девятью

П.

о шестнадцати тысячах восьмистах сорока девяти

 

Заметим, что в составном числительном каждая часть — шестнадцать тысяч, восемьсот, сорок и девять — склоняется точно так же, как эти числительные склоняются по отдельности (см. первую таблицу). Таким образом, правило склонения составных количественных числительных довольно простое:

В СОСТАВНЫХ КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ЧИСЛИТЕЛЬНЫХ СКЛОНЯЮТСЯ ВСЕ ЧАСТИ так, как если бы остальных не было.

 

 

В ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ ДЕВЯНОСТО ШЕСТОМ году

 или В ОДНА ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ ДЕВЯНОСТО ШЕСТОМ году?

 

Произнося названия числительных, нередко опускают слова «один», «одна». Например, вместо «один миллион, одна тысяча, один миллиард» – читают «миллион, тысяча, миллиард», вместо «одна тысяча девятьсот девяносто шестой» — говорят «тысяча девятьсот девяносто шестой», вместо «один миллион одна тысяча двести пятьдесят» – «миллион тысяча двести пятьдесят».

По нормам русского языка обязательно должно быть четко обозначено начало числа. Поэтому неверно вместо «один миллион двести тысяч» говорить «миллион двести тысяч», а в датах вместо «одна тысяча» – только «тысяча». Однако в середине числа  слова «один», «одна» опустить можно: допустимо число 1001500 тыс. прочитать «один миллиард миллион пятьсот тысяч».

 

 

СиммЕтрия — симметрИя

Жаркие — даже ожесточенные — споры между учителями возникают о постановке ударений во многих математических терминах, фамилиях ученых. Каждый из спорящих отстаивает «свой» вариант, приводит свои аргументы.

Верная постановка ударения — довольно трудная задача, поскольку в русском языке (в отличие от многих других) ударение бывает подвижно, нет простых однозначных правил «на все случаи». Например, игрА – но Игры, русская фамилия может произноситься ИванОв и ИвАнов, в английском же – ударение всегда на первом слоге (НьЮтон, МАксвелл, НЕпер, ТЕйлор), во французских – на последнем (ДекАрт, ЛопитАль, ВиЕт, ГалуА).

Интересно отметить, что большинство учителей верно называют имена греческих ученых – ЕвклИд, АрхимЕд, ПифагОр, ГерОн и т. д. с ударением на последнем слоге, и только Фалесу «не повезло»: вместо верного ФалЕс (ФалЕс МилЕтский) говорят часто ФАлес.

Ударение в заимствованных из других языков математических терминах (а их — большинство) ставится, как правило, в соответствии с принятым в языке-источнике. Вот некоторые примеры: симметрИя (греч.) – ось симметрИи, центр симметрИи, симметрИчные точки, асимметрИя; гомотЕтия (греч.) – центр гомотЕтии, гомотетИчные фигуры, коэффициЕнтгомотЕтии; асимптОта (греч.) – асимптотИческий, асимптОта гипЕрболы (допустима и форма «асИмптота»). В речи многих профессиональных групп некоторые термины произносятся с ударениями, не соответствующими литературной норме (и это считается, видимо, определенным «шиком»). Например, шоферы говорят «искрА» (вместо верного «Искра»), моряки – «компАс» (вместо «кОмпас»), физики-ядерщики – «атОмная» энергия (вместо Атомная), «атОмное» ядро и т. д. Похожее положение и с речью профессиональных математиков (колебания в произношении ряда терминов, фамилий иногда свойственны даже определенному вузу или научной школе). Например, «живет» в школах «первоОбразная функция», хотя верно — первообрАзная.

Наш словарь

алфавИт – расположить по алфавИту, в алфавИтном порядке

апофЕма – апофЕма пирамиды, апофЕма правильного многоугольника

асимптОта – асимптотИческий, асимптОта гипЕрболы (допустима и форма «асИмптота»)

АрхимЕд

вЕктор – вЕкторы, координАты вЕктора, сумма вЕкторов

ВиЕт

ГалуА

ГерОн

гомотЕтия – центр гомотЕтии, гомотетИчные фигуры, коэффициЕнтгомотЕтии

ДекАрт

ЕвклИд

звонИть – позвонИ, позвонИшь, звонЯт, телефон звонИт

класть – кладите, положИте, не кладите (глаголов «лОжить, ложИть» — в русском языке НЕТ)

коллинеАрный – вЕкторы коллинеАрны

комплЕксныйкомплЕксное число

курсИв — выделено курсИвом (наклонный типографский шрифт, близкий к рукописному) ЛопитАль

МАксвелл

надеть – что-либо на себя: надеть пальто, надеть платье

НЕпер

НьЮтон

одеть – кого-либо другого: одеть ребенка, одеть семью

первообрАзная

петИт — набрано петИтом (мелкий типографский шрифт: высота заглавных букв менее 3 мм)

ПифагОр

симметрИя – ось симметрИи, центр симметрИи, симметрИчные точки, асимметрИя

ТЕйлор

упростИть – упрощЕние, упростИте выражЕние

ФалЕс (ФалЕс МилЕтский)

фОрзац – таблица на фОрзаце учебника (двойной лист бумаги, соединяющий крышку переплета и блок книги)

ЧебышЁв ПафнУтий ЛьвОвич

 


 

САМЫЙ НАИБОЛЬШИЙ…

 

В восточной традиции — неумеренное использование в речи превосходных степеней. Помните, в сказках любой шах не просто мудрый, а непременно «наимудрейший»?

В разговорном русском языке, в газетных публикациях в последние десятилетия стала отчетливо проявляться тенденция усиления уже и превосходной степени (мы, таким образом, пошли дальше восточных царедворцев!), неверного образования составной превосходной степени, а часто — и ухода от понимания смысла произносимых слов. Читаем: «покорена самая высочайшая горная вершина», «является наиболее выдающимся нападающим», «самое последнее предупреждение бандитам», «в самое ближайшее время»,  «самые ужасные впечатления», «не самый худший день», «самый лучший отдых», «самое высшее достижение в спорте», «самый уникальный трюк», а в телевизионном «прямом эфире» услышим и такой шедевр: «Милиции выделяются значительно более меньшие суммы». Послушав внимательно радио- или телевизионные передачи, просмотрев свежую газету, каждый может продолжить этот ряд примеров. Современный журналист, окажись он среди приближенных восточного правителя, обращался бы к нему, наверное, уже «самый наимудрейший» (действительно — наимудрейших ведь пруд пруди!).

Такой стиль речи чужд и современному литературному русскому языку, да и русской традиции. (Однако в других языках можно встртиться с похожими явлениями — вспомним, например, вторую форму прошедшего времени для глаголов — Plusquamperfekt — в немецком языке: предпрошедшее, то есть «самое прошедшее» время. Видимо, и для русского языка кто-то пытается сконструировать «самую превосходную» степень сравнения?)

К сожалению, отмеченная тенденция проявляется и на уроках математики. Можно услышать выражения вроде «самое первое натуральное число», «самое максимальное значение функции», «самое крайнее (или самое последнее) число из числового промежутка», «это решение более легче», «самая грубейшая ошибка», «наиболее прескверный ученик», «самый любимейший предмет» и даже (при исследовании функций) «найдите самое наименьшее или самое наибольшее значение функции».

Понятно, чтó такое «наименьшее» — это самое маленькое, а чтó такое «самое наименьшее»?

Понятно, ктó «последний» в очереди, но ктó «самый последний» — уже непонятно (последнее последнего?).

Заботясь о чистоте и правильности, выразительности (без излишеств) языка своих воспитанников, постараемся не поддаваться дурным тенденциям, существующим в бытовой и не очень грамотной печатной речи.

 

 

МОНОТОННО ВОЗРАСТАЕТ…  МОНОТОННО УБЫВАЕТ…

(Читая письменные работы выпускников школ)

 

Сейчас выпускается необозримое количество пособий по математике для школьников и — особенно — для выпускников школы и абитуриентов. Далеко не все из них доброкачественны, да и просто — грамотны.

Эти книги неизбежно, к сожалению, влияют на качество знаний наших учеников. Кроме рекомендаций детям и их родителям быть осторожными в выборе пособий, учителю в этих условиях необходимо быть особенно четким при обучении школьников математической терминологии и символике, не оставлять без внимания допускаемые учениками речевые ошибки.

Распространенными в последнее время стали погрешности в применяемой математической терминологии – особенно в письменных работах выпускников при попытках подробных обоснований выполняемых преобразований. Кроме обычных неточностей, стали появляться конструкции, свидетельствующие и о недостаточном понимании смысла используемых терминов.

Например, во многих работах при решении уравнений и неравенств выпускники используют свойство монотонности разных видов функций.

В решениях учащихся можно встретить утверждение: «функция монотонна, поэтому каждое свое значение она принимает лишь при одном значении аргумента». Понятно, что это утверждение ошибочно, так как  «монотонные» — общее название функций:

возрастающих,

— убывающих,

— неубывающих,

— невозрастающих,

— постоянных,  

а для последних трех видов функций очевидно, что одно и то же значение функция принимает при разных значениях переменной, и ссылка в данном случае должна быть на возрастание (убывание) или строгую монотонность (общее название для возрастающих и убывающих функций – строго монотонные). Обратим внимание, что именно из-за этого достаточно непростого для учащихся момента в школьных учебниках термина «монотонность» нет вообще – это понятие проникло на уроки, так сказать, «с черного хода».